lealter: (белая бабочка)

Первым вернулся слух.

– Вы действительно надеетесь как-то договориться со мной, нападая на моих гвардейцев?

– Эта ваша ручная овчарка чуть не убила леди Мелину!

– После того, как баронесса напала на нас, это был ее долг.

Я попыталась приоткрыть глаза – безуспешно. Все вокруг будто плавало в густом тумане. Я поняла лишь, что вновь лежу на каменном полу. Николас, судя по тому, откуда звучал его голос, опустился на колени рядом со мной. Моя рука ощутила теплое пожатие его пальцев.

– Который оказался немедленно оплачен. Неужели я не защищу свою ученицу?

– И чему вы надеетесь обучить эту бездарь? – Николас отпустил мою руку и встал. Справа зашипели. – Я знаю всех магов королевства. Мелина ал-Алленталь не достигнет шестой ступени даже после дозы грагона.

Воцарилось молчание, только кто-то тихо постанывал. Затем маг спросил, несколько сбросив напор:

– Как вы узнали о грагоне?

– Я всегда знал об этом его свойстве. А что еще вы можете копать под перевалом Драконьих снов? Не алмазы же, здесь их нет.

На этот раз пауза лопнула быстро и шумно.

– Значит, преступление королевской семьи еще более огромно, чем мы думали!

Принц фыркнул:

– Преступление?.. И какое именно преступление совершили ал-Риэски?

– Захват власти, разумеется. Утаивание знаний от людей. Проклятые псы! – Маг закашлялся и продолжил: – Если бы вы поделились этими знаниями, люди вырастили бы своих магов! И наша магическая наука не находилась бы в таком запустении, что даже тех немногих, в ком есть природный талант, нам приходится учить в Айзиине.

– Королевская семья – люди, – произнесла я с пола, не открывая глаз. – Королева Оливия – дворянка из рода ал-Бинтран, не оборотень и не маг. Раз у нее и короля Эдуарда есть дети, значит наши короли – люди с определенными способностями, и не более того.

Не знаю, зачем я это сказала.

Геллоран засмеялся сухо и произнес:

– О, они, конечно, люди. Люди, которые подмяли под себя небольшую, но все же страну – и лишь потому, что вместе с их псиным даром по мужской линии передаются уверенные магические способности уровня магистра. И что же они делают? Боясь конкуренции, они прячут все знания о грагоне, хотя могли бы помочь своим подданным многократно увеличить свои способности, сделать нашу цивилизацию магической, наконец…

Николас помог мне встать и спросил с интересом:

– Вы в самом деле думаете, что я бы отказался от доброго отряда боевых магов, крайне мне преданных – ибо грагоном бы владел только я?

– Значит, вы лжете, – сказал маг напористо и закашлялся. – Значит, вы узнали о нем только после того, как вам пожаловались драконы, демоны раздери эти крылатых ящериц.

– Вы бы все же определились: предал я страну по незнанию или по злому умыслу… – Тон Николаса снова потерял интонации и сделался сухим и ровным. Он очень редко говорил так, и я гадала, что это могло означать.

Сзади снова застонали. Я обернулась и увидела, что под стеной сидит женщина в платье богатых вишневых тонов, кажущихся почти черными в свете факелов. Она скорчилась, опустившись на пол под стеной, и страдальчески постанывала. Лица ее я не видела, она закрыла его руками, и видны были только темные волосы в слегка растрепавшейся прическе. Рядом на камне лежал мой нож.

– Пусть с этим разбираются историки. Я знаю только, что у вас в руках было величайшее оружие, которым вы не воспользовались.

Николас покачал головой и усмехнулся.

– Говорите, историки… Мне показалось, вы хотели предложить мне что-то заманчивое.

– Верно, и в этом случае мы бы закрыли глаза на роль вашей семьи в сложившейся ситуации.

Это было сказано столь заносчиво, что я перевела взгляд на говорившего. Тот будто бы раздулся, лицо его было горделиво развернуто выгодным профилем. Мне показалось, что эти гладкие пафосные фразы были раньше неоднократно обкатаны перед зеркалом. В целом, он производил впечатление порядком больного и жалкого человека. Вернее, мне стало бы его жаль, если бы у меня была полная уверенность, что этот господин не опасен.

Я перевела взгляд на Николаса и не смогла его прочитать. Принц по-прежнему был закрыт, сух, ровен; его фразы были любезны и в меру любопытны – и пусты. Я не могла понять, боится ли он, досадует, негодует, радуется чему-либо или же, может, ему скучно. Он же тем временем спросил:

– Вы грезите себя монархом или говорите более чем от своего имени?

– Мне корона ни к чему. Я говорю о своих единомышленниках.

– Точнее, будьте любезны. В чем состоит ваше предложение?

Их обмен фразами напоминал затянувшееся начало боя, когда противники никак не решатся атаковать и все кружат и кружат вокруг, будто связанные невидимой нитью. Я ждала, когда же ложные выпады и проверки сменятся настоящей атакой.

– Вы останетесь на троне, хотя вашему отцу придется досрочно снять корону, – маг замялся. – Вашей королевой станет одна из молодых дам нашего общества по вашему выбору, и в правлении своем вы станете прислушиваться к ее советам и соглашаться с ними. В этом случае ваши преступления останутся тайной, а семья ваша избегнет позора и сохранит свою репутацию и владения. Более того, вы сами и ваш юный брат сможете участвовать в жизни нашего общества, если разделите его идеи.

– Спасибо, я понял. Это все?

– В основном, все.

– Я задам еще несколько вопросов, как коллеге. – Услышав это, Геллоран нахмурился, но согласно кивнул. – Я знаю, что вы научились изготавливать с помощью найденного вами газа взрывающиеся снаряды. Вероятно, вы пошли чуть дальше и научились встраивать дозы его в обычные чары, отчего использование грагона должно стать еще легче и виртуозней.

– Верно. Я разработал полый заряженный огненный шар и несколько других форм.

– То есть, сейчас вы на шаг впереди гномов в этом отношении, – подытожил принц.

– Или на десяток шагов, если вспомнить, что они не владеют больше месторождениями.

– А драконы? Доступны ли вам драконьи технологии? Драконов сон?

Геллоран будто бы несколько смутился:

– Нет, – он потер руки задумчиво одну о другую. – Люди, дыша большими дозами газа, не засыпают надолго и не получают омолаживающего эффекта, как драконы. Я намеревался узнать о других его свойствах у самих драконов, обменяв знания на птенца, которого вы так не вовремя поймали. – Он вздохнул. – Видимо, это придется оставить на более позднее время. Я удовлетворился тем, что мы поднимаем наш магический потенциал! Вдыхание его дает нам огромные способности в школе Пламени.

– Что ж, понятно. Я должен извиниться перед вами за то, что невольно ввел вас в заблуждение, когда предрекал вам общение с судьей.

– Что вы хотите сказать? – Маг резко обернулся к Николасу всем корпусом. – Вы соглашаетесь на наше предложение?

– Разумеется, нет. Оно меня интересовало лишь потому, что я все еще донельзя любопытен. – Николас сухо засмеялся, и в смехе его наконец-то прорезалась неприязнь. – Просто вы не доживете до конца следствия. И, боюсь, большинство ваших соратников – тоже.

Маг явственно растерялся, затем его глаза сверкнули, пальцы хищно скрючились, и он спросил, напыжившись:

– Вы угрожаете нам?..

– Ничуть, все еще печальней. Клинопись гномов ужасна, и я понимаю, почему вы читали только самое интересное, и все же вам стоило ознакомиться с их книгами полностью. Когда гномы работают с грагоном, они используют закрытые системы дыхания или големов и иные механизмы – потому что газ этот для теплокровных существ очень опасен, хоть этого не скажешь сразу, – принц вздохнул и вышел на середину пещеры, как бы наступая на Геллорана, а я осталась на месте. – Вы уже отравлены, это заметно простым глазом. Взгляните на себя: вам тяжело дышать, и вам тяжело двигаться, ваши волосы редеют, а лицо приобрело бурый оттенок. И даже если вы говорили себе, что все это от увлеченной работы в недрах гор, то я дополню список бредовыми идеями, отсутствием здравого смысла и, возможно, легкими галлюцинациями. О чем тут говорить: если вы додумались использовать факелы вместо световых иллюзий внутри горы с грагоном, не опасаясь взлететь при этом на воздух, – вы, иллюзионист! – то у вас ничего не осталось в голове, кроме мании величия.

– Что вы, Ваше Высочество, – сказал знакомый голос, – разве драконы бы позволили, чтобы случайный взрыв уничтожил… это?..

Все обернулись. У стены за нами стоял мэтр Стаут, его руки были разведены в стороны так, что широкие рукава мантии мага свешивались вниз, и с ладоней поднимались нестройно мириады мелких светящихся пузырьков. Огоньки быстро, но плавно, без суетливого мельтешения, растекались по стенам (я обнаружила, что мы находимся в большой, круглой как шар, но с плоским дном, зале) и поднимались, высвечивая на потолке и стенах огромную мозаику мелких цветных камней. Меня качнуло, и, чтобы не упасть, я ухватилась за руку Николаса. Мозаика, как живая, шевелилась и складывалась в огромную мандалу, медленно вращающуюся передо мной. Стоп… я моргнула и обнаружила, что вращались огоньки старого волшебника, а камни лишь отблескивали острыми разноцветными гранями. Наваждение исчезло. Но на его место явилось другое.

Под куполом огромной пещеры из искр света соткался неподвижный силуэт серебряно-серого дракона.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

December 2015

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 11:05 am
Powered by Dreamwidth Studios