lealter: (Default)

Запах костра, плавающий в прохладном влажном воздухе, предупредил Фаун, Вита и Берри о том, что пора сойти с Тракта и еще раз спрятаться в лесу.

Сумах была права о запахе дыма, разносящемся в воздухе, подумала Фаун, а затем стала гадать, жива ли еще племянница Дага. Ранее они обнаружили остальных из отряда, вернувшихся на дорогу и довольно уверенно топающих назад. Их пасли глиняные мыши. Но если дозорные были где-то поблизости, они не оставляли следов. Следуя за легким едким запахом, они пришли к месту, которое явно было постоянной стоянкой у ручья — и нашли свою цель. «Нет, не нашу цель; нашу приманку».

Предыдущие путешественники обобрали в лесу рядом с большой поляной весь хворост, который мог бы гореть, но Берри, пойдя в разведку, нашла кучу старых сгнивших бревен, слишком влажных, гнилых и поросших мохом, чтобы гореть. Они были скрыты огромными старыми кустами горного лавра и раскидистой белой сосной; к тому времени, когда они пробрались к бревнам, чтоб набрать дров, зрение Фаун снова понемногу стало цветным, а последние звезды поглотило наливающееся сталью небо. Когда солнце поднимется над восточным хребтом, день сразу станет жарким и ясным, но сейчас все было влажным и лишенным теней. И зловеще-тихим. Хныканье Плюм, быстро заглушенное ее мамой, легонько коснулось их слуха, и Фаун напомнила себе, что звуки разносятся в обе стороны.

Вокруг огня столпилось больше, чем их захваченный отряд; там же оказалась, может быть, дюжина погонщиков с чайного каравана и несколько других злополучных путешественников. Они сидели или лежали в сонном изнеможении; некоторые храпели.

На открывшемся лугу чавкали и хрустели мулы, большие серые силуэты двигались по мокрой траве. Они, кажется, были без упряжи; видимо мулетиры были достаточно при памяти, чтоб заботиться о своих животных. Фаун не была уверена, хорошо это или плохо.

— Видишь где-нибудь Злого? — спросил Вит шепотом.

Фаун уставилась поверх мшистого бревна. Там было нечто, балансирующее на ветви сухого дерева на другой стороне поляны, похожее на высокую фигуру, закутанную в плащ. Она задержала дыхание, но затем рассмотрела еще одну, свисающую с нижней ветви как грязное белье, и поняла, что это всего лишь пара глиняных мышей. Верхняя раздраженно пошевелилась, затем повисла головой вниз; нижняя взвыла и зецепилась когтями правее. Ни одной из них не нравилось новое положение.

Пара больших голых фигур сидела, скрестив ноги с дальней стороны круга пленников, и Фаун поняла, что это были обычные глиняные люди — недавно сделанные или подобранные после другого Злого? Их бугорчатые формы заставили ее подумать, что они подпортились в предыдущем столкновении, том, откуда их Злой — ей было трудно не думать о нем как о «нашем» Злом — сбежал.

Берри проследила за ее взглядом и схватила ее за руку.

— Они могут нас почуять? — прошептала она.

— Думаю, нет, — ответила Фаун шепотом, когда никто из дюжины тварей не обеспокоился.

Даг говорил, что их щиты не делают их Дар таким же невидимым, как у полностью закрывшегося дозорного. Были ли эти ранние создания лишены чувства Дара или размытый Дар просто не привлекал их внимания? «Может, мы похожи на камни». Фаун постаралась согнуться и оставаться спокойной как камень, чтоб поддержать иллюзию.

— Как думаешь, когда вернется Злой? — прошептал Вит в ухо Фаун; ей пришлось напрячься, чтобы разобрать слова. По крайней мере, не нужно говорить ему о том, чтобы вести себя тихо. Она также постаралась ответить как можно тише:

— Не уверена. Если он миновал стадию вырывания Дара у всего, что встречает, а, кажется, так оно и есть, то следующее, что делает Злой — это собирает силы для атаки. Только здесь нечего атаковать. Ему придется промаршировать со всеми вместе сорок миль вверх по дороге до следующей деревни. — Она заколебалась. — Злой из Глассфорджа начал копать шахту очень рано, но это могло быть потому, что он съел — вырвал Дар — шахтера. Раз этот ел мулетиров и путешественников, он может захотеть всего лишь тащиться вверх по Тракту.

— Угу, — Вит покрепче прижался к земле.

Возможно, им придется долго сидеть в засаде. Это было плохо.

Фаун чувствовала, как нервная энергия заменяется изнеможением. В этой земле было полно воды, так что ночью их не будет мучить жажда, но никто из них не ел со вчерашнего полудня. И не спал. Волна тошноты захлестнула ее, но еще хуже был холодок внутри от воспоминания о том, чем она рискует. Боги, если ее стошнит из-за ребенка, сможет ли она проделать это беззвучно? «Не думай об этом, будет только хуже». Она сглотнула и стала дышать через рот.

Чтоб отвлечься, она посчитала головы. Весь их отряд был здесь и держался вместе, исключая, что пугало, Келлу и Индиго. Холодный комок возник в груди, когда она поняла, что четыре тела, лежащие кучкой около дороги, не спали. Но они все были чужаками.

Может, это мулетиры подготовили своих товарищей к захоронению? Или глиняные люди держат тела для завтрака? Она снова с трудом сглотнула. Если бы глиняные люди были должным образом бережливы, им нужно было бы сначала съесть самое старое мясо до того, как приняться за более нежную закуску — такую, как, скажем, Плюм. «Только, если бы Злой вырвал Дар хорошей хозяйки, полагаю». Ну, у него все еще есть шанс.

Вит с неудовольствием шевельнулся и поправил арбалет. Дотронулся до шнурка от ножен разделяющего ножа, которые висели теперь на его шее.

— Если он летает вокруг, как мы заманим его достаточно близко для хорошего выстрела?

— Я думаю, наши щиты его удивят, если он нас увидит. И тогда он подлетит поближе посмотреть. И тогда мы его достанем. Ты достанешь, — поправилась Фаун.

— Может, вам двоим стоит отойти назад.

Берри потрясла головой.

— Кому-то может понадобиться отгонять атакующих, чтоб ты мог выстрелить. — Ее рука сжалась вокруг длинной крепкой палки, и у Фаун не было сомнений в том, что женщина с реки знает, как ей пользоваться.

Себя Фаун чувствовала менее полезной. Если первый выстрел Вита окажется неудачным, но снаряд не сломается, она могла бы метнуться и достать его. В зависимости от того, поймет ли кто либо — Злой, глиняные люди или околдованные люди — что происходит. Это бы дало Виту не один шанс, но два. Но, вероятно, не три.

Она не упоминала вслух об этом пораженческом плане.

Стало светло; в лесу завел бесконечную трель дрозд, тук-тук-тук, и ему ответил другой. Несколько фигур у чадящего костра зашевелились и легли обратно. Фаун приметила, что некоторые (но не все) сумки и одеяла отряда лежат разбросанные вокруг. Может, погонщики делятся едой? Понимает ли Злой, что его новые войска надо кормить? Если так, принесет ли он людям еды или сумки жуков?.. Фаун быстро заморгала, борясь с мягким соскальзыванием в галлюцинации сна. Было вполне достаточно кошмара, когда глаза были широко открыты. Может, мышь-Злой прилетит только ночью. Им бы уйти и спрятаться до того времени; вряд ли они смогут не заснуть и остаться необнаруженными до ночи в таких…

Вит предупреждающе запыхтел. Фаун стала присматриваться сквозь лавровые листья.

Силуэт летучей мыши кружился и скользил вниз с немышиной грацией. Она не могла предположить его размер в пустом синем небе, но его аура, от которой сводило кости, катилась перед ним, как морские волны. Она хотела бежать сейчас, но, конечно, было уже слишком поздно. Не храбрость и не воображаемая полезность держала ее в прежнем согнувшемся положении.

«Папа всегда говорил маме, что меня надо было назвать Кошкой, потому что мое любопытство однажды меня прикончит». Может, сегодня? Даже под ее страхом любопытство отказалось сдаться. «Сработает ли моя идея дуры-крестьянки?» Она облизала губы и ждала.

— Все хорошо, — пробормотал Вит. Он ощупью извлек модифицированный нож из ножен — Фаун отобрала его у него, чтоб он его не уронил, пока будет взводить арбалет — встал и шагнул вперед. Слишком быстро открылся, может быть, но боги, хорошо, что ему вообще удалось встать… Фаун протащилась следом и вжала костяной болт в его мокрую от пота ладонь.

Злой выписывал круги наверху, с любопытством смотря вниз. Слишком высоко? Двигается слишком быстро? Он захлопал огромными крыльями и поднялся выше.

— Вит, погоди, — задохнулась Фаун, когда он поднял арбалет, водя его волнами за своей целью.

Вместо снижающегося Злого на ноги поднялся отряд.

Повернувшись лицами в их сторону. Начав двигаться спотыкающимся стадом.

Финч тревожно воззвал:

— Нет, не нужно их убивать! Просто снимите с них ореховые ожерелья, и они будут в порядке!

«О, боги!..»

Берри сжала палку и мрачно шагнула вперед. Фаун отчаянно отпрыгнула и фанатично замахала руками в небо.

— Спускайся вниз, ты, тупая мышетварь, Злая мышь… Тупая тварь! Вот чего ты хочешь! Спустись и поймай меня! — Она танцевала вперед и назад. «О, спустись и поймай меня!» — Тупой Злой!

Вит сглотнул, когда Злой с еще одним ленивым взмахом крыльев внезапно стал ближе, разглядывая их. Он все еще оставался вне досягаемости ножа или копья.

Крылья хлопали, насылая порывы подвальных запахов, развеваясь перед ними, когда он спускался с поджатыми ногами. Фаун гадала, как долго выдержат их щиты против полной концентрации Злого, а затем поняла, что скоро узнает это, потому что им удалось полностью завладеть его вниманием. Его ноги распрямились — он готовился сесть на землю. Утро померкло, будто облако наползло на солнце, но небо было безоблачным и солнце еще не приближалось к хребту…

Трясущийся арбалет выровнялся, и Фаун хорошо знала, какой ценой. «Да, Вит!» Щелчок выстрела, глубокий звон тетивы, белая вспышка улетевшего вперед костяного болта. Треск, когда он вошел в брюхо Злого, который был прекрасной целью — он широко раскинул свои крылья, чтоб зачерпнуть воздуха.

Удивленный крик Злого ранил уши Фаун, резко слабея одновременно с темнотой, опустившейся на ее глаза. «Он вырвал у меня Дар? Но Даг говорил, что это должно быть больно…» Сквозь кипящее черное облако Фаун видела, как крылья Злого раскрылись с двух сторон и обрушились на землю, а его тело распалось. Ценный приз за стрельбу обсыпался вниз. Чернота вжала ее внутрь, твердая и тугая. «Это смерть? О, малыш, о, Даг, простите меня…»


* * *


Даг внезапно проснулся, набрал воздуха и огляделся вокруг. Его сердце колотилось без какой-то причины, которую он мог бы понять. Все было тихо, лес затянут туманом, но мир стал светлее с тех пор, как он задремал под этим выступом в темном холоде. Небо слегка окрасилось из серого в бледно-голубое. Час после рассвета, вероятно? Пройдет еще по меньшей мере два часа до того, как солнце осветит гребень и согреет их, но туман уже стал уползать, так как воздух начал двигаться. Его две обузы спокойно спали; или, по крайней мере, Оулет спал, а Пакко лежал в затуманенном болью забытье, которое Даг не видел причины прерывать.

Полный страха, Даг ощупал свадебный браслет, обвившийся вокруг его плеча. Она еще жива. Хотя бы это. Крохотное жужжание казалось беспокояще приглушенным, как всегда с тех пор, как Даг вплел ореховый щит Фаун в ее Дар.

Стал ли он сейчас более приглушенным? Почему? Может, Фаун удалилась от него?

Обычные расстояния раньше никогда не мешали их браслетам. Даг попробовал подбодрить себя: «Сумах знает, что за ней надо присмотреть», но зловещая часть его разума не затыкалась и добавляла «…если Сумах сама еще жива.» Найдет ли вообще их разведчик Тавия выживших в долине, не говоря уж об Аркади?

Он покатал плечами, затекшими от некомфортабельного сидения у скалы, и нахмурился, глядя на правую ногу, вытянутую перед ним. Он в конце концов распустил ботинок из страха, что пережатая циркуляция крови приведет к отрезанию синюшной ноги, и точно, как он ожидал, сейчас лодыжка раздулась слишком сильно, чтоб завязать его снова. Скоро ему понадобится подняться и отправиться за водой.

Он попытался набраться должного участия целителя к своим ранам вместо бесплодной ярости за то, что прикован здесь. Он и Тавия устроили Пакко так чисто и удобно, как это возможно, до того, как она ночью ушла. Последним резервом Дага была одна полоска сушеного кидальника в кармане. Тело Пакко было истощено, но его боль приглушала голод, и удержание Оулета в тишине могло стать более насущной задачей…

Его мысли охотились за своими хвостами как сумасшедшие кошки, и вся надежда задремать вновь угасла. Как можно тише Даг поднялся на ноги с помощью палки, взял флягу и пошел вниз по склону холма. Это должно было занять некоторое время.

Когда Даг, наконец, вернулся, Оулет проснулся и был рассержен и полон страха.

Пакко разглядывал крестьянского ребенка с безжизненной тревогой.

Даже при его ужасной боли дозорный держал свой Дар приемлемо закрытым, что вызывало у Дага одновременно признательность и уважение. Оулет, разумеется, пылал как маяк.

— О, боги, ты вернулся, — сказал Пакко. Напряжение его тона напомнило Дагу о том, как долго Пакко лежал здесь один, потерянный и без надежды.

Он уселся рядом с мужчиной, вытянул ногу.

— Угу. Воды?

— Только обмочусь еще раз, — скорчил гримасу Пакко, глядя в сторону, скрывая беспомощный стыд.

— Я — целитель. Я разберусь с этим, — напомнил Даг тихо. — Держите флягу, а я подержу вашу голову. — Он придержал затылок Пакко; тот поднял руку, хотя это заставило его задохнуться.

Вместе им удалось влить порцию воды в искалеченного человека. «Отсутствующие боги, что за парочка. Из нас не сложить даже одного дозорного.»

Оулет покружил вокруг Пакко и пробрался к Дагу на колени; Даг дал ему напиться тоже, проливая несколько больше, но угроза рыданий миновала всего лишь в несколько чихов.

В свете дня Пакко разглядывал Дага с новым любопытством (Даг надеялся, не слишком подкрашенным неодобрением).

— За исключением руки я бы принял тебя за дозорного.

— Я был им когда-то.

— Ты из-за этого вместо того стал целителем? Как вышло, что ты путешествовал с крестьянами? — Он разглядывал покрытого царапинами и грязью Оулета, как если бы ребенок был самым неприятным из всего, что происходило.

— Это длинная история. Пара длинных историй.

— Я никуда не собираюсь, — равнодушный вид Пакко был самую малость слишком осторожным. Все верно, рассказ удержал бы его спасителя перед его взором. Даг вздохнул.

— Да, я тоже… — Но до того, как он смог выбрать откуда начать, рваное движение в деревьях поймало его взгляд. Он сел, щурясь, затем схватил свою палку и с трудом поднялся на ноги; Оулет свалился, захныкав в знак протеста.

— Извини… — Он вынырнул из-под навеса и посмел приоткрыть на мгновение Дар. Глиняная мышь! Он немедленно закрылся снова. Прохромал несколько дюжин шагов по склону туда, где оползень открыл более широкий обзор на небо и уходящие прочь верхушки деревьев.

В нескольких сотнях щагов внизу глиняная мышь с трудом врезалась в ветви, падая и снова борясь за высоту. Летела она очень плохо. Ранена? Слишком тяжелый груз или пленник? Она слишком далеко, подумал Даг, чтобы он мог проделать вчерашний рискованный трюк с точным выхватывание фрагмента Дара, хотя если его поймают опять и потащат обратно к Злому, он должен будет попробовать. Но когда тварь лихорадочно рванулась ввысь, Даг увидел, что когти ее были пусты. Ее шатнуло ближе. Видела ли она его, будет ли атаковать? Одного погнутого в ботинке ножа и срезанного деревца не будет достаточно, чтоб с ней драться. Даг набрал воздуха, открылся снова, потянулся…

И застыл. В Даре глиняной мыши не было ничего, кроме мыши, самой мыши. Безголосой, бессловесной, лишенной разума. Испуганной и озадаченной оттого, что обнаружила себя в этом полностью неправильном, слишком тяжелом умирающем теле. Отчаянно желавшей добраться до прохладного прибежища своей смутно вспоминаемой пещеры, которая осталась далеко к востоку, подальше от ужасного ранящего света. В жаркой скорости ее полета, без поддержки ее хозяина-Злого распад будет быстрым.

Не было никакой ошибки: перед ним был Дар глиняного человека, утратившего разум; Даг наблюдал эту маленькую трагедию бессчетное число раз, а последний — не далее как два дня назад.

Кто-то разделался со Злым!

Добрые полтысячи фунтов тревоги свалились у Дага с сердца. Его рот приоткрылся, а губы растянулись в неконтролируемой усмешке.

Глиняная мышь врезалась еще раз, затем поднялась и в конце концов исчезла из виду, скрывшись за хребтом. Даг заковылял обратно в их убежище. Если бы он мог, то протанцевал бы это расстояние.

— Эй, эй, эй, Пакко!

— Что там? — Пакко сжимал флягу, единственное оружие, которое у него было.

— Да нет же, хорошие новости! Должно быть, твой дозор нашел логово Злого! Там его умирающий глиняный человек без мозгов. Нам нужно только продержаться, и помощь придет. Мои люди могут подняться сюда уже в конце дня. Твои может даже уже ищут тебя! Они ведь были, ты говорил, всего лишь в пятнадцати милях к северу отсюда, когда вы разделились?

Пакко издал звук глубокого облегчения. Его голова безвольно упала обратно.

Несмотря ни на что, его губы также растянулись в усмешке.

С чувством радости Даг широко распахнул свой Дар, меняя его состояние со сжатого, глухого и слепого «Здесь никого нет» на приветственный флаг «Мы тут! Заберите нас!». Усмешка Пакко стала шире. Даже Оулет посмотрел вверх и заворковал, обрадованный внезапной радостью этих загадочных пугающих взрослых.

Даг проводил Оулета к ручейку для запоздалого утреннего умывания, затем снова уселся и предложил малышу праздничные полполоски кидальника, которые были с готовностью схвачены. Пакко принял оставшуюся половину. Ребенок вскарабкался обратно в свое прибежище на коленях Дага, чтоб счастливо вертеться и пускать слюни.

— Что ж… — Даг подумал, что мог бы попереливать из пустого в порожнее, но не посмел. Пакко, несомненно, был самой внимательной аудиторией, а Оулет, казалось, находил хриплый голос Дага успокаивающим. — Вы спрашивали меня о моей жизни.

— Мне, конечно же, интересно, как ты повстречался на моем пути, я бы так сказал, — допустил Пакко.

— Ну… Я из Олеаны изначально, но я обошел вокруг озера…

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

December 2015

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios